Фильмы как индустрия

В прошлом веке в американском кино существовал незаслуженно забытый многими современными исследователями пласт, который в определенный период времени распространился по всему миру, породив новые жанры, а в некоторых уголках и культуру кино как таковую. Именно благодаря ему сегодня существуют многие современные жанры, такие как ужасы, научная (и не только) фантастика, подростковые комедии и многое другое, включая блокбастеры как явление.

Речь идет об эксплуатационном кино, или exploitation. История его очень богата, а влияние на мировую киноиндустрию невозможно переоценить. Ведь современные коммерчески успешные массовые фильмы обязаны своими сборами далеко не символизму Феллини и не прекрасным съемкам Тарковского, а своей тягой к формульности и эксплуатации образов и сюжетов. Выделяющиеся из массы безликих студийных «форсажей» и «дивергентов» режиссеры, вроде Копполы или Скорсезе, начинали именно со знакомства с миром exploitation в лице знаменитого режиссера и продюсера Роджера Кормана. Да и независимое кино тоже выросло именно из «подпольного» эксплуатационного кино.

Эксплуатационными можно назвать ряд лент 20-х и начала 30-х годов, например, «Смеющиеся грешники» (Laughing Sinners, 1931)», «Свободная любовь» (Free Love, 1930), «Мадам Сатана» (Madam Satan, 1930) и другие. В них было достаточно обнаженки, криминальной составляющей и различных пороков общества того времени, однако же заканчивались эти фильмы всегда раскаянием и справедливым наказанием.

С 1934 и до конца 40-х годов было выпущено несколько десятков cautionary films. После фильма «Конопляное безумие», получившего ремейк в виде фильмы hd 720 уже в 21 веке, фильмы и начали маркироваться как Cautionary. Ярчайшей лентой, отражающей основную формулу таких фильмов, можно назвать «Мать и Отец» 1945 года. Фактически, она показывает вред отсутствия сексуального образования самым ярким и драматичным способом — через историю беременной юной девушки (к слову, этот сюжет и сейчас можно нередко встретить в фильмах, например, в ленте «Джуно»). Все это сопровождается образовательной лекцией. Фильм был просто уничтожен консервативными религиозными критиками, но стал одной из самых кассовых картин того времени! При бюджете в $65’000 сборы составили $34’880’000 по данным IMDB и $40’000’000–100’000’000 по данным LA Times, которые, по-видимому, учли суммарно сборы за все показы (включая более современные). Причиной тому можно назвать в первую очередь прекрасную рекламную кампанию, а во вторую — гармоничность самой картины и ее уместность в контексте времени.

Именно это «золотое» направление в посткодексном кино дало толчок exploitation, а за ним — и современному массовому кино в целом. Но эксплуатационное кино на этом не закончилось, а лишь ненадолго затихло, чтобы после Второй мировой войны возникнуть в совершенно новом виде.